Е.Д. Шелковникова

Выступление на научном семинаре «Историческое оружие в музейных и частных собраниях (Государственный историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль"  14 - 15  октября 2008 г.). Размещено впервые на сайте «antik-lawyer.ru »

ПРАВОВОЙ СТАТУС АНТИКВАРНОГО ОРУЖИЯ В РОССИИ:
ЗАКОН И РЕАЛЬНОСТЬ



В последнее время многие из нас все чаще с неизбежностью задаются вопросом: «А имеется ли у нас в современной России правовой статус антикварного оружия?». Мы же в своем выступлении предпримем попытку подойти к ответу на данный вопрос с точки зрения научной с использованием как основного метода научного познания действительности - исторического материализма, так и специальных методов юриспруденции - конкретно-исторического, формиально-логического  и сравнительно-правового.

И здесь мне придется сразу разочаровать уважаемых участников научного семинара вот таким суждением. Примечательно и это юридический факт: на всех исторических этапах развития государственности в России правового статуса антикварного оружия так никогда и не существовало.

Итак, приступим. Всякая человеческая деятельность начинается с самой деятельности, а уже потом происходит ее постепенная формализация. Вам, историкам-оружиеведам, хорошо известно, каковы были основные пути  формированмя коллекций оружия у наших предков на Руси. Вначале это были частные либо родовые оружейные арсеналы высшей русской знати, а то и просто оружейные склады. То есть вначале оружию его владелец относился исходя из его функционального назначения, и по этому признаку оно и собиралось в арсеналы. Вместе с тем иная, почетная роль в арсенале владельца была отведена коллекционному оружию. В этом случае оружие уже рассматривалось не с точки зрения его целевой функции, а как вещь, а посему собиралось в коллекцию особого рода. Т.е. содержащееся в арсенале владельца оружие , рассматривавшееся уже как вешь, предмет - положило начало коллекции оружия владельца самого арсенала. Самое дорогое и красивое оружие владелец обычно носил с парадной одеждой в торжественных случаях. К коллекции также относилось эксклюзивное оружие, специально изготовленное для подарка, а также оружие трофейное, ценившееся за отделку, художественную работу, редкость и мемориальность. Первым из числа оружейных арсеналов России и является знаменитое собрание Оружейной палаты Московского Кремля. Когда же владелец Арсенала взглянул на некоторые предметы своего собрания оружия, связав его с историей, оценивая  декоративную отделку оружия, его редкость и мемориальность - здесь оуже речь идет о коллекции оружия. По справедливому суждению И.А. Комарова в конце ХУП в. в Оружейной палате происходит  перенумерование оружия. На первое место ставятся вещи старые, укрешанные драгоценными камнями. Так, в Оружейной палате находится несколько древних шеломов. И тогда на первое место в каталогео записей был вынесен шелом царевича Ивана Ивановича сына Ивана Грозного - поскольку он самый старый и относится к династии Рюриковичей.

Со временем некоторые собрания холодного оружия из военных арсеналов превратились уже в коллекции оружия. Отнюдь не всегда пополнение коллекций оружия было добровольным. Некую позитивную роль здесь сыграли многочисленные войны, сопровождавшиеся захватом соседних государств и их культурных ценностей, включая оружие; контрибуции; революции; разорение и казни наследников престола; крахи и реставрации монархий и проч.

В России же основные крупнейшие собрания государей и частных лиц стали формироваться практически на два столетия века позже европейских. В окончательном же виде коллекции оружия государей и частных лиц «обрели себя» лишь в  конце 1770-х годов. Важная роль в этом вне сомнения принадлежит собирательской деятельности императрицы Екатерины II, усилиями которой мы теперь имеем бесценные сокровища Государственного Эрмитажа. Впоследствии начали образовываться иные музеи  России, в которых были наряду с иными культурными ценностями были представлены и коллекции старинного оружия.

Теперь о правовой стороне дела. До 1917 г. коллекционированием  оружия с точки зрения его культурной ценности совершенно свободно мог заниматься каждый подданный Российской империи. Причем музейные собрания старинного и исторического оружия со времен Екатерины II полицией не лицензировались. Вне сомнения, признанным научным авторитетом в деле кропотливого, бережного изучения истории собраний и частного коллекционирования оружия в дореволюционной России является присутствующий здесь уважаемый профессор А.Н. Кулинский. Его научные изыскания и публикации в книге «Частные коллекции оружия в дореволюционной России» (М. Русские палаты. 2004 г.) лично мне представляются классикой в историко-оружиеведческом аспекте данной темы. Вместе с тем при подготовке своего выступления  мне весьма помогли концептуальные исторические советы И.А. Комарова, конкретно-исторические исследования В.Р. Новоселова, публикации Г.Э. Введенского и Ю.Г. Ефимова, профессиональные советы и подсказки М.Г. Зайцевой и Т.В. Чистоноговой, Е.В. Тихомировой, А.Ю. Бороцова и др. уважаемых мною оружиеведов.   

Вместе с тем, в дореволюционной России имелась и правовая сторона проблемы, на которой мы вкратце остановимся. Повторюсь, как таковых  дефиниций «коллекционерование оружия» и «старинное оружие» в тогдашнем законодательстве России не содержалось, просто в то время данные термины для государства российского и соответственно законодательства актуальными не представлялись. Ведь тогда еще не было разрешительной системы контроля соответствующих правоохранительных органов за оборотов оружия в государстве Российском. Поэтому оружие просто коллекционировали, исходя из тех критериев, которые я уже выше обозначила, и все тут.

Однако кое-что заинтересующее Вас в Своде законов Российской империи и имеющее отношение к коллекционерованию оружия вообще нам удалось отыскать. Общая тенденция развития контроля законодателя над оборотом оружия (а к элементам оборота относится и коллекционирование оружия) представляется таковой. О контроле государства над оборотом оружия упомянуто в двух статьях гл. Ш Соборного Уложения 1649 г. (в то время оружие в законе не подразделяли на армейское и охотничье). В иных статьях Уложения говорится лишь о нарушении закона и соответствующей ответственности в использовании оружия в конкретном месте (военные действия, народные волнения); неправомерное применение оружия (стрельба в неурочное время, пожары из-заа ночной стрельбы, угроза применения оружия против судей и проч.). Процитирую лишь один именной с боярским приговором Указ «О запрещении стрелять в домах из ружей» 1684 г., в котором в частности говорилось: «Московским и всяких чинов людям сказать, чтоб они в домах своих ни из какого ружья не стреляли и людям своим стрелять не давали».. Затем в 1685 г. вышел другой указ, запрещающий по ночам пулями и пыжами стрелять и ракеты пускать в Китае, Белом и Земляном городах Москвы. Такие указы, как правило, носили прецедентный характер (т.е. издавались уже после случившихся последствий стрельбы либо для предотвращения беспорядков во время праздников) и издавались с ограничением во времени и по территории действия.

В начале ХУШ века с деятельностью императора Петра I  связаны колоссальные экономические и государственные преобразования. Армейское оружие стало подлежать учету, что было сформулировано в Артикуле воинском 1715 г.: «Если кто свой мундир, ружье проиграет, продаст или в заклад отдаст...Так же и тот, который у солдата покупает или принимает такие вещи, не только то, что принял или купил, безденежно паки возвратить, но и второе, сколько оные стоит, штраф заплатить должен». Само же  «оружие, порох считаются военной добычей и сдаются государственной казне». Можно лишь предположить, какое количество огнестрельного оружия было у гражданского населения в петровские времена. Оно также в отдельных случаях могло является предметом собирательства.

До 1782 г. существовали лишь запреты на незаконную стрельбу из огнестрельного оружия, но не за его ношение. Оружие тогда было кремневым - со своими плюсами и минусами (громоздкое, тяжелое, обычно возилось при седле или в карете и проч.). Для самообороны больше подходила шпага, которая, а здесь мы цитируем профессора Кулинского         « являлась знаком сословного отличия дворянина, а с появлением чиновничества стала принадлежностью чиновничьего мундира». Поэтому властям с чисто юридической точки зрения проще было ограничить круг лиц, которым дозволялось ношение оружия. В законодательстве стали упоминаться отдельные виды оружия. Упомянем Указ от 8 июля 1793 г. «О неношении тростей с потаенными кинжалами», содержащий такой запрет: «...тростей со вделанными в них потаенными конжалами, клинками и с другими орудиями никому не носить».

         К началу ХУШ в. употребление огнестрельного оружия на Руси стало почти всеобщим - как для охоты, так и просто забавы.  Круг лиц, на который распространялся запрет на ношение огнестрельного оружия за исключением охотничьего, постоянно расширялся и распространялся на лиц недворянского сосоловия тех регионов Российской империи, где возникали беспорядки и волнения - Кавказ, пограничные с Пруссией районы, районые пограничные с Царством Польским и др. Начиная с 1860-х гг. происходит и усиление ограничений таможенного законодательства. А с 1868 г. «привозимое по европейской границе оружие всякого рода пропускается в таможнях не иначе, как с разрешения главного местного начальства. Особые ограничения таможенных правил устанавливалис, к примеру, для Финляндии и Кавказа.

В итоге имевшая место множественность законоположений о хранении и ношении оружия завершилась изданием в 1845 г. «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», отдел IХ третьей главы которого оговаривал всеобщзие условия изготовления, хранения, ношения, пользования оружием содержал  конкретные меры административной и уголовной ответственности за их нарушения.

Начало ХХ века в России сопровождалось бурными и во многом трагическими событиями на внутренней и международной арене. Произошедшие три русские революции, участие России в I Мировой войне в конечном итоге привели к краху самой империи. Соответственно это не могло не найти отражени в ужесточении оружейного законодательства. Приведу лишь два документа: 1) высочайше утвержденное Николаем II Мнение  Государственного Совета от 10 июня 1900 г. «О запрещении изготовления и привоза из-за границы огнестрельного оружия образцов, употребляемых в войсках» 2) высочайшее постановление императора «О продаже и хранении огнестрельного оружия, а также взрывчатых веществ и об устройстве стрельбищ». Соответственно ужесточались и таможенные ограничения на ввоз и вывоз огнестрельного оружия военных образцов.

Помимо официально изданных законодательнызх актов Российской империи существовали и секретные циркуляры, предназначенные губернаторам и генерал-губернаторам и содержащие ограничения и запреты на владение и ношение оружия различными сословными категориями, разрешенные в открыто изданном Своде законов Российской империи.

Как видим, в период с 1649 по 1914 гг. российское законодательство, предоставляя практически каждому подданному империи право на владение оружием, включая его коллекционирование, довольно жесткими мерами регулировало этот процесс, контролировало оборот оружия и боеприпасов к нему, тем самым, поддерживая законность и правопорядок в государстве российском. Само же оружейное законодательство России до 1917 г., так и не кодифицированное в едином законодательном акте, в то же время представляло собой стройную законодательную систему, избежавшую крайностей вседозволенности, с одной стороны, и поголовного запрета, с другой.

Соответственно отечественные коллекционеры оружия должны были подчиняться данным законодательным установлениям Свода законов Российской империи. Вместе с тем повторюсь, исходя из смысла норм оружейного законодательства Российской империи, они могли иметь некое косвенное отношение лишь к коллекционерам оружия в собственном смысле: представителям царствующего дома Романовых, высшей аристократии, дворянству, высшему купеческому сословию, позднее представителям деловой России, научной и творческой интеллигенции, а также простым собирателям оружия, для коих сам процесс его коллекционирования стал не только образом жизни, но и судьбой.   

 После Октябрьской революции 1917 г. положение коллекционеров старинного оружия коренным образом  в корне  изменилось - небезизвестный Декрет СНК РСФСР от 10 декабря 1918 г. «О сдаче оружия». Оружие не изымалось только у членов партии по представлению комитетов РКП (б), но не более одной винтовки и одного револьвера на человека. Право на владение оружием, а значит и его теперь уже тайное и тщательно скрываемое коллекционирование, приобрело теперь классовую и партийную принадлежность.

Всевластие Советов по существу уничтожило прежних частных  коллекционеров старинного оружия. Многочисленные отечественные частные коллекции оружия либо были увезены их владельцами за рубеж, либо растащены и разграблены в революционном вихре перемен, разобраны на составные части либо проданы за рубеж. А в лучшем случае они оказались в музейных собраниях Советской России. Оставшиеся в Советском Союзе частные коллекционеры оружия вынужденно «ушли в подполье» дабы не попасть под уголовную ответственность за незаконное хранение и сбыт оружия - ст. 220 УК РСФСР 1922 г. ввела уголовную ответственность за незаконное хранение огнестрельного оружия без соответствующего разрешения - принудительные работы. Соответственно из гражданского оборота было изъято оружие военных образцов. Далее в 1927 г. уголовная ответственность теперь предусматривалась не только за незаконное хранение огнестрельного оружия, но и за его нелегальное изготовление, покупку и сбыт. А вот за незаконное хранение охотничьего оружия предусмматривалась лишь административная ответственность. 

Ныне постепенно становится известным, что отдельная часть советских граждан все же старинное и современное оружие коллекционировало на свой страх и риск (военные и сотрудники правоохранительных органов; партийные и советские работники; дипломаты; работавшие за рубежом журналисты; художники и те немногие собиратели, кому оно перешло по наследству).

И содержание ст. 218 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. каждый подпольный частный коллекционер антикварного оружия знал досконально. Знал и... продолжал его коллекционировать -  такова была его судьба.

Впервые для российских музейных и частных коллекционеров оружия «луч света в темном царстве» блеснул уже в другом государстве - Российской Федерации, когда их правовое положение было неким образом определено в ФЗ «Об оружии» (ст. 25 «Коллекционирование оружия»), а также ряде иных подзаконных актах.

Однако, и ныне в российском законодательстве по-прежнему отсутствует термин «старинное оружие». В ФЗ «Об оружии» и иных действующих аконодательных и нормативно-правовых актах не имеется как таковой дефиниции термина «старинное оружие». Следовательно, налицо пробел в законе. Возникает вопрос прямо из романа Чернышевского: «Что делать? Как все-таки быть с правовым статусом старинного оружия сейчас?» Ведь старинное оружие реально находится - в экспозициях и фондах государственных и частных музеев, в частных коллекциях и экспонируется его владельцами как в нашей стране, так и за рубежом. В настоящее время торговая деятельность, как и сделки купли-продажи с антикварным оружием, их репликами и копиями осуществляется без лицензий органов внутренних дел на их приобретение при наличии заключений историко-искусствоведческих экспертиз, выданных аттестованными экспертами Росохранкультуры о признании их культурной ценностью, которые  должны быть зарегистрированы в Росохранкультуре. Как видим, практика оборота антикварного оружия на территории Российской Федерации развивается семимильными шагами. И основной сдерживающий фактор  - наличие пробела в российском законодательстве по правовому статусу антикварного оружия несколько восполним.

Ведь у юристов-профессионалов начиная с Древнего Рима имеются на сей счет в юридическом багаже вещи элементарные. Азы юриспруденции гласят о том, что любой пробел в законе восполним применением схожей нормы права по аналогии, если обратное прямо не предусмотрено в самом законе. И действительно, в российском праве аналогия закона, к примеру, не применима в конституционном, уголовном  (п.1 ст. 1 УК РФ) и административном (ст. 2.1 КоАП РФ) законодательстве. Мы же ведем речь о понятийном аппарате Федерального закона «Об оружии», к которому аналогия закона применима. Поэтому установим, какие же нормы международного права и действующего российского законодательства применимы по аналогии закона к определению правового статуса старинного оружия

Вначале рассмотрим нормы международного права, регламентирующие правовой статус предмета антиквариата. В соответствии со ст. 4 Конвенции ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» (Париж, 17 ноября 1970 г.), а также постановлением Правительства РФ от 30 ноября 2001 г. № 830, определившим товарную номенклатуру (код 9706) и другими нормативными актами, к предметам антиквариата относятся старинные предметы более 100 лет давности. Учитывая, что данная Конвенция ратифицирована бывшим СССР в 1988 г., на территории Российской Федерации она подлежит безусловному исполнению как международно-правовой акт прямого действия. Поскольку на основании п. 4 ст. 15  Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Исходя из смысла частей 3 и 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 3 ст. 5 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г.; Постановления Пленума Верховного суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о незаконном обороте оружия (п. 10); Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», международные договоры имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации (при условии вступления их в силу и после официального опубликования  в Собрании законодательства Российской Федерации или в «Бюллетене международных договоров».

Имеющийся данный пробел в законе в отношении правового статуса антикварного оружия лишь отчасти восполняют положения ФЗ «Об оружии»; ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»; ФЗ «О вывозе из Российской Федерации и ввозе в Российскую Федерацию культурных ценностей»; ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»; ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»; Постановление Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 г. № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (пункт 2); Постановление Правительства Российской Федерации «О Таможенном тарифе Российской Федерации и товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности» № 830; Постановление Правительства РФ от 6 июня 1998 г. N 569 "Об утверждении Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами"; Постановление Правительства РФ 05.12.2005 г. № 718 «О награждении оружием граждан Российской Федерации», а также ряд ведомственных нормативно-правовых актов.

Соответственно признание оружия, основной части огнестрельного оружия и патронов к нему, холодного оружия предметом антиквариата на сегодняшний день осуществляется только посредством экспертного заключения о признании их культурной ценностью в порядке, выданного в установленном порядке экспертами,  аттестованными Росохранкультурой, на основании п.2 постановляющей части Постановления Правительства Российской Федерации № 814 - 1999 г. «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации».

При этом  все экспертные заключения о признании культурной ценности стариннного оружия (их копий и реплик), должны иметь обязательную государственную регистрации Россвязьохранкультуры. В экспертных заключениях должен содержаться однозначный ответ:

1. признается ли атрибутированное экспертом оружие культурной ценностью

2. относится ли оно к числу антикварного оружия.

При отрицательном заключении историко-культурной и искусствоведческой экспертизы у органов внутренних дел возникнут основания для установления экспертами-криминалистами отнесению заявленного оружия к числу боевого, служебного или гражданского на основании положений «ФЗ «Об оружии».

В настоящее время в отделе контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей Росохранкультуры ведется журнал регистрации владельцев антикварного оружия.

Как видим, на сегодняшний день для отечественной культуры налицо большая проблема. Отсутствие законодательного определения понятия старинного оружия влечет за собой огромные сложности в для музейного и частного коллекционирования старинного оружия. Так, лишь в этом году для для государственных музеев, в фондах которых находятся предметы оружейного антиквариата было каконец-таки (на основании ст. 8 ФЗ «О музеях и музейном фонде») отменено получение раз в 5 лет лицензии на коллекционирование оружия и патронов к нему в органах внутренних дел и соответствующие проверки их подразделений. В вот частные коллекционеры антикварного оружия в подавляющем большинстве не получившие лицензию на коллекционирование  оружия и патронов к нему по существу отданы на «заклание» Уголовного кодекса РФ (ст. 222),  Кодекса РФ об административных правонарушениях и самих правоприменителей (органов внутренних дел, таможенных органов, судов и пр., которые постоянно меняют формулировки толкования применения ФЗ «Об оружии» в отношении частных коллекционерова старинного оружия). Возникают бесконечные «дутые» уголовные дела в отношении частных коллекционеров оружейного антиквариата. В итоге нередко бесценные предметы оружейнной культуры на основании соответствующих правоприменительных актов изымаются и в дальнейшем, мягко говоря, тайно «исчезают в небытие». А они должны по закону передаваться в государственные музеи. Примеры тому у Росохранкультуры имеются.

И все же в реальной жизни в нашей стране старинное оружие уже давно находится в свободном частном обороте: покупается, продается и коллекционируется вопреки всем правовым пробелам. А действующей ФЗ «Об оружии», в котором нет ни слова о правовом статусе старинного оружия, явно отстал от жизни. Уже семь лет минуло с тех пор как в целях создания системы законодательного регулирования оборота антикварного (старинного) оружия как составной части оружия, имеющего культурную ценность, Государственной Думой Федерального собрания Российской Федерации 2 ноября 2002 г. в первом чтении единогласно был принят законопроект «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон об оружии». В настоящее время в рамках рабочей группы при Комитете безопасности Госдумы РФ на основании поправок внесенный в данный законопроект субъектами законодательной инициативы проводится его уточнение и согласование к рассмотрению во втором чтении. Большая работа в подготовке и согласовании данного законопроекта осуществляется Департаментом массовых коммуникаций, культуры и образования Правительства Российской Федерацией, Департаментов лицензионно-разрешительной работы МВД России, Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура).

А теперь немного о правоприменительной практике. За время своей десятилетней научной деятельности в области правового регулирования оборота оружия, имеющего культурную ценность мне удалось повидать многое. Замечу при этом, что с 2003 года мое основное место работы - профессор кафедры международного и конституционного права ГОУ ВПО Московского Государственного лингвистического университета. Шли годы, сменялись составы Госдумы России, а музейные работники - члены рабочей группы по подготовке проекта ФЗ «Об оружии» - все те же. И они сейчас здесь, рядом с Вами и непоколебимы в своих убеждениях в отношении правового статуса антикварного оружия.

А вот правоохранительные органы с момента принятия в 2002 г. поправок в ФЗ «Об оружии» в отношении правового статуса оружия, имеющего культурную ценность последовательность в своей правоприменительной практике, надо признаться, не проявляют не всегда. За последние три года было возбуждено целый ряд уголовных дел в отношении частных коллекционеров антикварного оружия по п.п. 1 и 4 ст. 222 УК РФ. Это негатив.

Однако мы видим и позитив. Это - современная судебная практика. Уголовные дела по п.п. 1 и 4 ст. ст. 222 УК РФ в отношении владельцев антикварного оружия в большенстве своем «разваливаются», не доходя до суда на стадии следствия. Имеются и положительные для истцов (частных коллекционеров антикварного оружия) решения ряда районных судов нашей страны  об оспаривании действий и бездействий ряда таможенных органов.

Теперь перейдем к заключению и основному выводу по теме нашего выступления. На протяжении многовековой истории развития российской государственности в законодателльстве Российской империи, СССР и Современной России пока не сформулирована дефиниция термина «антикварное оружие». Налицо и суровые барьеры правоприменительной практики правоохранительной деятельности со стороны органов внутренних дел и таможенных органов по отношению к владельцам антикварного оружия. Но есть и ветер перемен в отношении формирования правового статуса антикварного оружия! Это нормы международного права, п. 4 ст. 15 действующей Конституции РФ, современная судебная практика. И будущий законопроект, которой в скором времени будет рассмотрен на заседании Государственной Думы ФС РФ.

Завершаю свое выступление на оптимистичной ноте. Не сомневаюсь, что в ФЗ «Об оружии» уже скоро появятся новые статьи об антикварном оружии и авторском оружии, имеющем культурную ценность (скорее бы!). Ведь еще юристы Древнего Рима утверждали: «LEX PROSPICT, NON RESPICT» - «ЗАКОН ДОЛЖЕН СМОТРЕТЬ ВПЕРЕД, А НЕ НАЗАД».